Мир разноцветных пятен

The world of multi-coloured stains

Гайки для зайки, шинки для апельсинки и другое

Смею обратить ваше внимание, что данное произведение пишется под строгим контролем и редакцией моего сына Константина. Так что… я умываю руки, господа! Я лишь писатель на пол ставки. Замысел же остается за прекрасным гением.

За постройку апельсинария Сеня и Гриша решили взяться основательно.

-Григорий, -сурово глядя на друга, сказал Сеня, — мне кажется, что нам не хватает чертежей апельсинария.

-Чегооооо?- глаза у Гришки округлились.

-Да-да, Григорий, мы не можем все делать тяп-ляп, на угад, нам нужен план работ, эта, как ее, смята.

-Смета, — машинально поправил сын строителя Иванова, Григорий.

-Не так важны нам имена, как нехватка материалов, друг мой, — тоном пожилого подрядчика на стройке сказал Сеня.

-Но где же нам взять список всего, что нужно и картинку того, как то должно выглядеть?

-Смята и чертяж,мой друг, тьфу, смета и чертеж. Ко мне приехал дедушка. Он нам поможет.

Тут-то наконец стало ясно, откуда в голове Арсения появились столько великие планы, и почему голос сменился на учительский. Гриша тяжело вздохнул. В пору приезда дедушки Филиппа его должность в их тайной организации понижалась с «главного помощника» до «и ты тоже, мальчик, сделай что-нибудь». Это было немножко обидно, но зато дедушка Филипп помогал мальчикам делать разные, что уж таить, глупости. Дедушка Арсения был не абы кто, а самый настоящий профессор. Преподавал что-то странное инженерное тем, кто способен это понять. Гриша ничего в этом не понимал и был свято уверен, что и не поймет. Никогда. Нет, если мы с вами заглянем на 20 лет в будущее, то увидим Гришу чертящим новый мост,более того, делающим это на редкость хорошо, и, конечно, улыбнемся. Но сейчас просто знайте — для Григория дедушка Филипп был недосягаемым авторитетом.

На следующее утро трио бывалых любителей приключений собралось вместе под сенью дуба.

— Тут такое дело… Нам бы… апельсинарий… сможешь? — неуверенно сказал Арсений, протягивая дедушке лист, бумагу и карандаши.

-Апель-чего? — удивился дедушка. Сразу стало видно, что часть лета он потратил на что-то совсем скучное и не ладное для их дела. Например, на какие-то там экзамены студентов.

-Апельсинарий! Мы решили разорить колумбиских баронов — важно ответил Гриша.Приятно было в кои веки знать больше, чем профессор. Тот, надо отметить, выглядел обескураженным.

-Я тебе всё объясню,- сказал Сеня поправляя кепку на белобрысой голове. Спустя пятнадцать минут и три демонстрации банки из-под шпротов с косточками, дело было объяснено профессору. Тот почесал затылок, вздохнул и принялся расписывать на листке.

-Прежде всего, ребятки, рассада!

-О, — оживился, Григорий, — это я могу! У меня бабушка как раз очередную редиску в горшочки на окне закопала. Подойдет?

-Редиску? — дедушка Филипп даже немного растерялся. — Какую такую редиску. Мы же вроде апельсины растим.

-Но рассада… — неуверенно сказал Григорий.

-Ну да, рассада апельсинов. Апельсинов, мой юный друг. Именно их и никого другого. Привить редиске апельсин для скорости роста звучит соблазнительно, но, увы, недостижимо. (К слову, автор почти уверен,что именно апельдиску или, если вам угодно, редисин, и выращивал потом небезызвестный астроагроном Арсений на подстанции астероида Юнона, ну да мы опять отвлекаемся).

Мальчишки занялись делом. Притащили кучу маленьких коробочек в которые рассадили собранные днями трудоемкого уничтожения апельсинов косточки. Тем временем, дедушка Филипп что-то начертил на большом листе ватмана, но отказался показать ребятам пока не увидит первые ростки. Однако юные детективы успели заметить, что было куплено следующее:

  • очень старая шина от трактора.
  • 600 гаек разного диаметра
  • пять палок типа «трубка пвх сечением 7 мм»
  • прозрачный материал, на который бабушка Григория завистливо смотрела и приговаривала — «да что б мне такие теплицы ставили»

Когда появились первые зеленые ростки, был объявлен торжественный сбор двух семейств. По этому поводу мама Арсения принесла холодный лимонад, а папа Григория — горячий шашлык. Все были заинтересованы, что за новый проект задумали неугомонные дети и профессор. Который, к слову, нашел где-то старый барабан и торжественно отбил зажигательный ритм под радостное «Взвейтесь кострами синие ночи» от мам и пап детей. К чему всё это, Григорий и Арсений не понимали. Однако спустя пять минут покрывало с таинственной конструкции было сдернуто. И восхищенным взглядам зрителей предстал первый апельсинарий…

Был он , как вы уже, наверное, догадались, построен из колеса. Восьмигранное сооружение пластика громоздилось поверх. У апельсинария была дверь,  три окошка, а внутри —  целых 6 ростков высаженных в шину на расстоянии друг от друга. Сверху всей этой конструкции возвышались надписи : «долой колумбийские апельсины,даешь наши!», «Первый апельсинарий ФАГ» и даже «острожно, высоконаучное производство».

Вы спросите, причем тут гайки, указанные в названии главы? А дело в том, что среди прочего дедушка Филипп закупил целых 600 гаек. И отказался пока что раскрывать, зачем ему они вдруг понадобились.

  • Фотографии съедобного