Мир разноцветных пятен

The world of multi-coloured stains

Сказки про щенка

Вместо предисловия

Я появился на свет в приморском городе N. Я не скажу, что моё появление в этом мире было ознаменовано чем-то. Нет. На небе не зажглось новых звёзд, не стало одним островком больше в океане, даже в моём городе и то… не упало ни капли дождя.

Однако я появился. И мне даже дали какое-то имя. Но я его не помню. Большая часть людей зовёт меня Щенок. Так я вам и представляюсь.

Чтобы вам было проще вообразить меня, я даже скажу вам страшную тайну. Хотя я и полностью белый на вид, на пузе у меня есть маленькое чёрное пятнышко. И под правым ухом тоже. Но только никому не говорите. Потому что это ТАЙНА. У меня она пока одна и я ей очень дорожу.

Урок первый.Во имя чего можно отдать пол хвоста

Первое время Мама кормила меня молоком. Оно было тёплое и очень вкусное. Потому что ещё пахло Мамой. В остальном моя жизнь по началу сводилась ко сну и ползанью по тёплому полу нашей конуры. Я много чего нового узнал за те дни. Например, что у меня есть братья и сёстры, что надо плотно кушать, чтобы вырасти большим и сильным.

А в один тёплый майский день я узнал, что у меня есть хвост! Вот это было открытие, скажу я вам! Я повернул голову, чтобы посмотреть не пришла ли Мама, и тут увидел его. Маленький белый и пушистый он так притягательно меня манил. И я захотел познакомится с ним поближе. Но как только я потянулся к нему, он стал исчезать. Я погнался за ним – ведь я умный щенок, сразу понял, что он просто пугается и хочет спрятаться за мою спину. Но сколько я за ним не гнался, он ускользал. Но я всё-таки извернулся и укусил его.

На секунду небо стало темнее. А потом я скулил от боли, уткнувшись в тёплый мамин живот. А она меня вылизывала. Итак я потерял пол хвоста… (я так тогда думал)… Как же дальше жить?

Моя мудрая Мама сказала, что тот, кто любопытен и всё время стремится попробовать на зуб, сломать то, чего ещё не постиг и не узнал, всегда платится за это. Потому что мир, полный разрушения, полон так же и боли. И эта боль передаётся тому, кто поколебал спокойствие мира.

Мой укушенный хвост зажил через пару дней, и я больше не кусал его так сильно – только бегал за ним, чуть придерживая зубами за кончик. Никогда больше в своей жизни я не хватал то, чего сначала не обнюхал и не попробовал толкнуть лапой, на зуб. Больше я не рушил чужие мирки так жёстко и непримиримо. Если задуматься, то можно понять, что за такой урок даже стоило отдать пол моего чудного, красивого хвоста. Но по счастью, этот урок дался мне меньшими жертвами.

Урок второй. Кому отдать единственную сосику

Однажды я ушёл из дому гулять по нашей улице и нашёл наиценнейшую в моём щенячьем мирке вещь – СОСИСКУ. Она была маленькая и розовая. И так вкусно пахла, что по моей белой мордочке сразу потекли слюнки. Мама учила меня – если ты нашёл чужую вещь – попробуй вернуть её хозяину. Потому что нехорошо брать чужое. И потому я просидел подле неё битый час, ожидая, что кто-то вернётся и заберёт потерю. По истечении этого срока я понял, что сосиска теперь моя, потому что её бросили. Я осторожно взял её в зубы и пошёл было домой, как вдруг увидел в подворотне два больших зелёных глаза.

Я тут же положил свою сосиску на земь и позвал кого-то-из-подворотни. Там испуганно метнулись в дальний угол и украдкой выглянули из-за мусорного бочка.

— А ты не будешь меня есть? – жалобно вопросил тоненький голосочек.

Я честно сознался, что есть никого не буду. Тогда ко мне вышел пятнистый котёнок. Такой худенький, маленький и дрожащий, что мне стало его неимоверно жалко.

— Василий. – Вежливо протянул лапу котёнок.

-Щенок. – Так же вежливо протянул лапу я.

Мы хором сказали «очень приятно» и выжидательно стали смотреть друг на друга. Немного осмелев, Василий кивнул на мою находку:

— Это что? Сосиса?

Я утвердительно кивнул и спросил, не знает ли он, кто мог её потерять. Вася не знал, и я снова задумался.

— Слушай, а почему ты такой худой и маленький? – не подумав, ляпнул я.

Будь я немного старше и мудрее, я бы никогда не стал ставить его в неудобное положение. Потому что нехорошо указывать другим на то, что им чего-то не хватает.

Вася немного помялся, глядя в сторону, а потом сказал, что у него нет дома, корма маленькому котёнку совсем не достать и вообще ему пора искать себе ужин, хотя он был бы и рад со мной поболтать. Тогда я вспомнил, что надо делиться и защищать тех, кто меньше и обездоленней. Потому как они и так имеют меньше, чем имеешь ты. А попрекая их этим, ты только порождаешь злость и обиду в их израненных несправедливостью сердечках – так меня учила Мама.

Я предложил Василию свою сосиску. Сказал, что так и не нашёл хозяина, а сам не хочу её есть, но может она пригодилась бы ему? Я никогда в жизни не видел такого счастливого котёнка. Он умял сосиску и счастливо свернулся клубочком рядом. Так мы подружились. А друг стоит гораздо больше, чем сосиска. Пусть даже единственная.

Урок третий. Когда становится грустно

Я стоял около своей будки и смотрел в небо. С неба падали тяжёлые частые капли. Мне было неимоверно грустно. Всех моих братьев и сестёр уже раздали чужим людям, а меня оставили Маме для компании. А сегодня Маму забрали на какую-то охоту за какими-то утками. А меня оставили здесь.

Итак, мне было грустно. И я решил исправить этот факт. Для начала я решил пересчитать капельки, падающие передо мной в лужу. Но очень быстро цифры, которые я знал, закончились, и я так и не узнал, сколько капель может упасть в одно маленькое море слёз. (Одно скажу вам точно – это больше, чем пять раз по пять! Уж это я установил наверняка). От этого мне стало ещё грустнее – как много в этом мире того, что я неспособен объять своим разумом.

Потом я подумал, что можно пойти погулять с Васькой. Но вовремя спохватился – ведь Вася маленький и хрупкий, промокнув под дождём, он просто замёрзнет или того хуже заболеет. К тому же он почему-то не любил воду (каждый раз, когда я предлагал ему поплавать со мной в пруду, он отнекивался, ссылаясь на то, что он кот). Что ж, похоже сегодня всё против меня. Даже хвост под дождём намок и теперь был неприглядно сыр и облезл.

Я подумал, чтобы сказала мне Мама? Думаю, она сказала бы, что в мире вся радость и грусть черпается из нас самих. И потому однажды столкнувшись с грустью, ты должен понять, что вызвало её в тебе. И только потом браться за изгнание её из своей души и создания на её маленьком сером месте большой яркой радости.

Я заглянул в себя и увидел, что грусть посветлела и улыбается. Она существовала здесь в память о тех, кто сейчас не был рядом со мной. Она ждала их и томилась мгновеньями и расстояньями, разделившими нас. Она не была той тёмной удушливой волной, которой я так боялся. Грусть переливалась перламутром чувств. Дышащая пелена недосказанных слов, полных нежности и тепла дремала в глубине неё.

Увидев это, я понял, что зря волновался. Мама была бы права. Грусть надо познать и лишь тогда пытаться с ней бороться или оставить в покое. Такая грусть как эта останется со мной всегда. Просто иногда она будет перерождаться в радость встреч.

Урок четвертый. Вкус приведения

Мы с Васей затеяли экспедицию. В конце нашей улицы было несколько заброшенных домов. Пугаясь и радуясь их существованию, мы решили, что нам срочно необходимо знать – кто и зачем бросает дома.

Этот дом стоял на углу. Он жил под сенью старого дуба и трёх яблонь. Со времени ухода его хозяев прошло, должно быть немало времени. И дом потерял всю яркость. Кокетливо вздёрнутая крыша местами обвалилась и повисла кусками черепицы. Ярко-жёлтые некогда стены сейчас потрескались и покрылись серым налётом пыли. Ставни на его окнах натужно плакали и выли под порывами ветра. Весь дом являлся эталоном скорби всех времён и народов. Именно туда-то мы с Васей и собрались. Я лично считаю себя очень храбрым щенком в связи со всем выше изложенным.

Когда мы забрались на ступеньки старой лестницы, дверь скрипнула и отварилась, будто специально для нас. Вас задумчиво приостановился.

— Слушай, Щенок, а нам правда нужно заходить внутрь? Мы ведь можем просто утроить экспедицию в саду. Поискать, кто остался тут жить.

— Нет, Вась, обязательно! Ведь дом сам зовёт нас. – И я указал лапой на полуотворившуюся дверь.

Васька тяжело вздохнул и поплёлся за мной следом. Мне было уже не до того, я видел, что в доме до сих пор теплится жизнь.

На старой мебели лежал слой толстый пыли. Да и мебели там было – пара лавок да сундук. В глубине комнаты что-то зашевелилось и я попятился назад, искренне жалея, что не послушал такого мудрого котёнка Васю.
Раздалось сдавленное мяуканье и я увидел возле Васьки смутное облачко дыма…

…В этот самый момент Вася, не особо думая, кусил это облачко. Облачко тяжело вздохнуло (от чего мы с Васькой осели на пол) и проворчало:

— Ну вот, обслюнявили. Дети, тьфу ты!

Я понял – призрак. И похолодел. Кажется Вася тоже это понял, потому что опять сдавленно пискнул.

Призрак махнул кусочком тумана
«Видимо это лапа» — заинтересованно подумал я.
«Видимо это конец» — подумал в конец перепуганный Вася.
«Видимо будут орать» — с опаской огляделось Приведенье.

Мама бы не простила мне невежливого поведенья и потому я решил представится.

-Щенок!

-Сам щенок – оскорбилось приведенье.

-Так меня зовут. А это Вася…

Вася что-то неразборчиво мяукнул. Призрак радостно подпрыгнул:
-Так вы что, орать не будете?

-Не будем – заверил я, с опаской покосившись на Васю. Он промолчал.

-Меня зовут Ерофей. Можно просто Рофя. – радостно пробасил Призрак. – Я тут понимаете ли за домом присматриваю.

Тут Вася подал голос:
-Извините, Рофя. Но я не очень понял. А какккой у вас вкус? Мне показалось, что сметаны.

Призрак радостно засмеялся. Он знал то, что не знали тогда мы. Он знал, что у него нет и не было никогда вкуса. Это наша иллюзия, фантазия или мечта, зовите как хотите.

Потому что он был частью нашего детского мира. А в этом мире все мечты имеют вкус самого любимого, что у нас есть. Год за годом мы меняемся и наше «вкусоощущение» вместе с нами. Из того, детского мирка остаются только вкусы улыбок и мечт.

Урок пятый. Следы

— Привет, Василий.
Я радостно тявкнул, увидев закадычного друга. Васька лежал на полянке перед заброшенным домом и грелся на солнышке. Сегодня был прекрасный день. Всё будто искрилось солнечными улыбками и радугой цветов.
— Привет, Щенок. А Рофя пообещал рассказать нам историю, когда ты появишься. – В голосе котёнка чувствовалось возбуждение – он обожал истории ворчливого призрака. Хотя они всегда были грустными, но он ловил в них что-то понятное только им двоим. Я вздохнул – ленивому валянью на лужайке пришёл конец. Рофя не любит солнце, а значит нам надо тащиться внутрь.

Рофя сидел на старом сундуке и деловито разбирал лоскутки паутины. На левую сторону он откладывал старую паутину, сплетённую ровным крупным узором. А на правую – небольшие перламутровые лоскутки новой, сплетённой угловым малюткой-паучком.

— Здравствуй, Рофя! – хором сказали мы. Призрак поднял на нас глаза (хотя я не уверен до сих пор, были ли это глаза или только чуть более тёмные пятнышки тумана, ведь на поверку это могло оказаться чем угодно… Скажем ушами). Раздался его странный смех и нас немного обдало холодом.
— Вы пришли послушать сказку, дети? – Васька усердно затряс ушами в подтверждение. – Так слушайте. – Мы удобно устроились на смутном пяточке солнца, пробивающемся сквозь полу прикрытые ставни, и навострили ушки.

«Давным-давно на месте этой деревеньки был лес. Он скатывался своим зелёным ковром с гор и упирался в обрыв над морем. На самом обрыве росло дерево, в котором жил Маленький Ёжик. Он был непохож на других ежей – он жил один и любил слушать шум воды вечерами. Он любовался на закат и бегал по полянкам. Весь лес считал, что он Неразумный Ёж – ведь настоящие ежи должны быть очень-очень сознательными. Они должны собирать грибы и важно фырчать по ночам. А этот ну ни в какие рамки не лез. Он больше всего на свете любил своё море и спелую землянику. А грибы не любил. Ну где вы видели ежей, которые не любят грибы?

А ещё он мечтал уйти в горы и там выращивать странные ягоды – виноград. Потому что ненастной ночью заблудившийся Путник накормил его этими ягодами в благодарность за то, что Маленький Ёжик показал ему тропу к его деревне.

В том же лесу жил Лисёнок. Он был ещё маленьким, но при этом очень-очень разумным. Он всегда шёл тропами настоящих лис – дразнил гончих, обожал таскать сыр из кладовых крестьян и тщательно маскировал свои норки. А ещё он любил разговаривать с звёздами. Он тоже слышал зов моря, а потому однажды, всё тщательно обдумав, он пришёл на обрыв полюбоваться его водами. И тогда он встретил Ёжика.

Ёжик и Лисёнок очень сдружились. По сути дела они не могли жить друг без друга и потому часто слали друг другу короткие записки с сойками и ласточками, а когда получалось, ходили друг к другу в гости. Между ними повисла яркая радужная пелена звёздочек – они назвали её Большой Дружбой, хотя могли назвать совсем иначе. Но оба понимали, как мало значат слова в Этом мире.

Лисёнок научил Маленького Ёжика ходить под луной с закрытыми глазами и Верить, научил разговаривать с звёздами и слушать песни ветра.

А Ёжик научил Лисёнка мечтать и есть с рук. До этого Лисёнок никогда и ни с чьих рук не ел сыр. Оказалось, что так гораздо вкуснее. Особенно если есть под слетающие с губ Друга сказки и под его тихий смех. Всеми правдами и неправдами они таскали друг для друга что-нибудь приятное. И звали это какими-то ласковыми словами. Иногда Лисёнок засыпал в норке у Ёжика и тогда по утрам его будило слабое фырчанье в ухо. Лисёнок смеялся, и день начинался с улыбок.

А потом наступила зима. И стало совсем грустно – море штормило и не хотело дарить красивых лазурных дней. Тучи затянули звёзды, с которыми так любил говорить Лисёнок, и их уже не было видно из ежиной норки. Землю укутал снег и Два Больших Друга стали теряться в лесу. Они не приходили под своё небо, к своим звёздам, не ели сыр с виноградом из лап друг друга, и как-то незаметно между ними выросла стена. Что-то важное треснуло и дало течь. Лисёнок тихо вздыхал и передавал вместе с сойками приветы Ёжику, а тот слал такие же приветы Лисёнку, но ничего более – сквозь сугробы и метели они стёрли часть тропинок своей Дружбы и потому начали терять следы.

Наступила весна. И звонкие смеющиеся ручейки стёрли ещё пару троп.

А когда наступил один из весёлых солнечных деньков, они оглянулись назад и поняли, что осталось слишком мало следов, чтобы из них снова составить старую большую тропу.

Потеряв следы друг друга, они потеряли что-то Большое и Важное. Но что — они врядли так когда-то и поняли. Ведь мир изменился, а они так и остались Очень Разумным Лисёнком и Непутёвым Ёжиком».

Рофя замолчал, Васька тихо всхлипывал в углу, на Наш городок (или как шутливо называл Рофя – деревеньку) неспеша опускался вечер. Я посмотрел на звёзды и поклялся сам себе, что никогда не потеряю следы тех, кто мне дорог… Но только что значат клятвы маленьких Щенков для Старой Лисы Судьбы?

Урок шестой. Бабочка на носу

Тепло и вольготно на побережье моего городка летними вечерами. Волны лениво щекочут песок и о чём-то поют. Мама всегда говорила, что волны поют сказки для таких малышей, как я. Мол – прислушайся к шёпоту отлива и услышишь, как маленькие рыбёшки смеются в бирюзовых брызгах. А ещё моя Мама говорила, что каждый житель моря, каждая ракушка и песчинка так навсегда и сохраняют волшебную музыку волн. Я пробовал – прикладывал ухо к большой раковине и слышал рокот моря. Перед моими глазами под шум этих брызг выплывали бригантины на полных парусах и проплывали огромные киты. Мои мечты незримо были рядом.

Тот вечер тоже начинался именно так – я шёл по берегу и играл с волнами. Иногда они ласково облизывали мой нос, и тогда на нём оставалось пара солёных капель. А иногда я успевал убежать от них раньше и вслед мне слышался ласковое ворчание откатывающего моря. Василий шёл по сухому песку поодаль и с опаской косился на воду. Странные эти коты – как можно не любить Море? В то время мы увлекались одной игрой. Она очень простая: один говорит, о чём думает, а второй пытается найти рядом что-то подходящее настроению.

Начинал Вася.

-Тепло.

Я задумался – для меня тепло первым делом ассоциировалось с Мамой – её ласка и нежность, её горячий язык и влажный нос. Но Мамы рядом не было. Тогда я осмотрелся вокруг на песке остались отпечатки чьих-то лап, идущие к камню. На нём сидела ящерица и грелась на солнце. Я радостно тявкнул:

-Камень.

Васька удивился:

-А почему камень?

Я молча кивнул на ящерицу. Вася хмыкнул. Значит принято.

-Радость, — сказал я.

Прошло чуть меньше минуты, когда Васька тихо мяукнул:

-Бабочка…

Я остановился и удивлённо посмотрел на котёнка. Естественно меня тут же догнала волна и обрызгала солёными каплями. «Почему бабочка?» — хотел спросить я, но промолчал. На носу у маленького котёнка и правда сидело прекрасное создание. Крылья, переливающиеся зелёным и голубым, подрагивали на ветру. Бабочка внимательно смотрела в глаза маленькому котёнку и видимо о чём-то думала.

Мир замер. Мы любовались летуньей, а она изучала Васькины глаза. Что в них необычного, я представить не мог. Поэтому осторожно подкрался, стараясь не спугнуть синюю красавицу и тоже посмотрел. В них светилось счастье. А ведь действительно – это так просто и красиво – поймать радость прямо на своём носу и просто Ею наслаждаться.

В тот миг я понял простую вещь — в мире очень много поводов для маленькой радости. Надо просто научиться их видеть. Бабочка улетела, на прощанье потерев лапками о Васькин нос, а я сел на берег и ещё долго любовался счастливыми Васькиными глазами и слушал сказки моря.

И да, придя домой, я узнал от Мамы страшную вещь… Многие дети убивают бабочек даже не думая о том, что кому-то она могла принести улыбку. А радость, даже чужую и ещё не сбывшуюся, надо беречь.

Урок седьмой.Не суди поспешно

Мы с Васькой часто наведывались в старый домик к Рофе. Призрак жутко радовался нашим приходам, хотя и старался это скрыть. Ведь нам с вами хорошо известно, что взрослые стараются выглядеть серьезно. Хотя я совершенно не понимаю, зачем это нужно. На всякий случай мы с Василием напустили на себя важный вид и вежливо поздоровались. Рофя предложил нам сегодня прогулять по виноградной аллее, вместо посиделок дома. Это могло означать только одно – впереди нас ждала очередная история.
День выдался пасмурный, но теплый и безветренный. С виноградных лоз свешивались еще совсем зеленые гроздья ягод. Чуть слышно жужали желто-черные пчелы над цветами.
Вася кивнул в их сторону головой и сказал:
-Пчелы они прямо как взрослые – все время серьезны и очень заняты. «Нам нужно спешить» — шуршат их крылышки. «Нам нужно работать» — слышится в их ворчливом жужжании. Ох, как же это утомляет. За всеми этими «нужно» им даже не видно нас.
-Колкое замечание! — обрадовался Призрак.
Мы с Васькой не понимающе посмотрели на Рофю. Что бы это могло значить? Ведь у слов нет иголок, чтобы ими уколоть кого-то.
-Это значит, что ты сказал что-то очень забавное и правдивое одновременно. — Пояснил Призрак. — Ну да ладно. Хотите историю?
-Хотиииим! — хором завопили мы. Пчелы нас не заметили.
Ну ладно. Вот как раз и лавочка – присядем.
Однажды в лесу появилось новое животное.У него был маленький розовый хвост, маленькие розовые лапки, мягкий розовый животик, смешной черный носик и много-много колючек на спине. Раньше в лесу не водилось таких зверят, поэтому никто не знал, как же его назвать. Никто не знал даже опасен ли он для других зверей? Собрались все жители леса на совещание – что делать с чужаком?
Рофя посмотрел на нас внимательно и спросил:
-Как вы думаете, почему я рассказал вам эту историю?
-Чтобы мы поняли, что нам нужно отрастить колючки! — радостно сказал я.
-Чтобы мы не боялись незнакомых и дружили с ними? — недоверчиво спросил Васька. Нас обоих удивила такая мысль. Ведь все знают, что незнакомых нужно опасаться.
-Вы оба неправы! Я только лишь хотел вам сказать, что вы не должны судить по внешнему виду о том, кто оказался рядом. Ведь Заяц боялся Ежа потому что у того были колючки. А оказалось, что для зайца колючки безобидны, а под ними скрывается добрый Ежик. Вот ты, Вася, ты когда первый раз увидел Щенка, ты испугался?
-Очень, — честно признался котенок, — он же больше меня в несколько раз!
-Вот ты повел себя как Заяц. А теперь вы дружите?
-Да! — хором ответили мы.
-И почему же?
-Ну Щенок мне сосиску отдал. И мы подружились… Ой, я понял! Я когда щенка увидел смотрел только на его зубы и когти! А не видел того, что он добрый внутри.
Мы посидели в винограднике еще немного, болтая о том дне, когда только познакомились, а потом вместе пошли в сторону дома.

прослушать сказки:

Урок первый

  • Фотографии съедобного