Мир разноцветных пятен

The world of multi-coloured stains

Я смеюсь.Я живу

Писалась на сетевой конкурс Осенний блюз. Тема — цитата «Быть смешным — дар богов». Г.Л. Олди «Нопэрапон»
За окном как всегда неожиданная осень. Вроде еще вчера ночью пять зажженных на подоконнике свечей, зима и глинтвейн. Вроде бы еще с утра был слышен перезвон хрустальных весенних капель. А в обед было солнечное, смешливое лето. А сейчас… Впрочем, я давно разучился определять времена года по календарю. Два года назад ноябрьским вечером ко мне зашла молоденькая девчушка в сером пальто и несуразных синих ботинках. Приходилась данная особа мне, кажется, соседкой с нижнего этажа. И видел я её до этого раза два. Так вот, девушка предложила мне поучаствовать в детском празднике. Дело в том, понимаете ли, что я клоун. И все соседи искренне верят, что я прямо-таки обязан повеселить их детей и детей их друзей за вознаграждение в виде куска пирога и стакана кефира. О чем я и сообщил барышне в синих ботинках. Барышня крепко задумалась, а потом спросила:

-А если пирога не будет?

Я беспомощно посмотрел на потолок, ища поддержки у высших сил. Но тут девушка тихонько так добавила:

-Вы не подумайте, мы не для себя. Нам бы детей в онкоцентре порадовать. Хоть чуть-чуть…

Как вы понимаете, спустя месяц я был там. Смотрел в глаза детишек, лучащихся смехом. В белых масках, с капельницами или без них они смеялись и хлопали в ладошки. Сто сорок один радостный ребенок. Одна из самых маленьких аудиторий в моей жизни. Я старался из всех сил, спотыкался на банановой кожуре,вытаскивал из-за детских ушек пригорошни монет и ярких бусин, поливал сам себя из липового цветочка. Успел даже четыре раза упасть под гнетом поролоновой штанги. Ребята из волонтерской группы организовали целое шоу — конкурсы с призами, огромные ватманы, раскрашенные детишками, поделки из бумаги и кусочков дерева. Один из волонтеров, переодетый в Бармалея собирал с самыми маленькими грузовик из больших блоков лего.

Мне почему-то запомнилась девочка Аня — с пронзительными черными глазами. она лежала в своей кроватке и смотрела на нас, чуточку улыбаясь, у нее даже почти не появлялись морщинки около глазок, таких серьезных и полных боли. Запомнился балагуристый мальчик Сережа, который все время кричал «Браво!», а медсестра поправляла ему катетр. Запомнилось сто сорок одно лицо, наполненное пониманием жизни,которого не встретишь у взрослых. После представления дети наперебой благодарили. Застенчивая девочка Катя подарила мне открытку с нарисованным зайчиком и клоуном. Мама той самой девочки Ани сказала, что смех — лучшее лекарство.

Волонтеров все знали давно и кажется поименно. Радостно прощались до ближайшей встречи. Столько позитива посреди океана отчаянной надежды.Идя домой я крепко задумался, что же перевернулось во мне в тот день. И лишь дойдя до дома, лишь успокоив свое щемившее от радости и боли сердце, я осознал всю глубину дарованной мне истины. Тогда я первый и последний раз поблагодарил высшие силы за дарованную мне возможность смешить людей.

— Именно эту историю я хотел бы, что бы Вы напечатали вместо моего интервью. Понимаете? Это история моего осознания нужности моей профессии. Я попрошу волонтеров, они дадут вам фотографии детей. Их улыбки — самое важное подтверждение.

Девушка из какого-то очень модного журнала хлопала глазами. Надеюсь они укажут парочку счетов в конце статьи. И это принесет кому-то долгожданное лекарство, лечение, улыбку и счастье.

Все лица и персонажи вымышлены, однако хочу выразить свое глубочайшее уважение всем РЕАЛЬНЫМ волонтерам,работающими с больными детьми.Октябрь, 2008, Люксембург

  • Фотографии съедобного