Мир разноцветных пятен

The world of multi-coloured stains

Немного поэзии

Posted on | Апрель 3, 2013 | No Comments

Сидели недавно(месяца два назад) с мужем в баре, пили (допустим:)) чай и болтали. И вот он выразил удивление, что я когда-то писала стихи. А я выразила удивление, что он за 10 лет, что мы знакомы, не читал этот ужас. Долго и мучительно искала что-то в сети, и не в сети. Но я как Гоголь — сжечь — мой любимый метод редактуры.

Нашла парочку стихов. Сохраню для ностальгии)

***

Введите мне никотин внутривенно,

Я задохнусь им неприменно,

Но буду кружить под потолком

Прозрачным ненормальным молоком.

 

Смешайте кровь мою с ромом,

Пускай ударит в голову горячим комом,

Я как пират ворвусь в жизнь чужую,

Лаская бутылку полупустую.

 

Залейте мне в поры березовый сок,

Я впитаю его, лишь дайте мне срок.

И буду тогда прекрасна собой,

Веселой,любимой и молодой.

 

Мне нужно хоть что-то сейчас изменить,

Чтоб после себя во всем не винить.

Чтоб было красиво и немножко трусливо

Бежать от себя далеко.

 

***

Старые потертые клавиши немого пианино,

Без намека на возможные ноты.

Им подрезала струны паршивка тетя Зина,

И удрала в сторону Южной Даккоты.

 

Потом на пианино поставили чай

И блюдце с овсянным печеньем.

Пролили-просыпали все невзначай,

Назвав для себя бардак «вдохновеньем».

 

Спустя пару лет завели двух котов,

Серых.Из звали Кифира и Мимо.

И каждый из них был, конечно, готов

Точить свои когти об пианино.

 

Лет десять спустя продали старье.

И пианино купила девочка Берта,

Струны натянуты, и воронье

Притихло под вальс Шуберта.

 

***

Под круглым белым соседским окном

Живет непоседа – чумазенький гном.

Он утром поет над чашечкой рома,

А вечером пьет молоко возле дома.

 

Он вроде смешной и приветливый дед,

Он,говорят,живет тысячу лет.

Но все же не скажет он доброго слова.

И злого,конечно. Вообще никакого.

 

Он может тихонько хихикать вам в след,

Оберегая, возможно, от всяческих бед.

Он может махнуть на прощание рукой,

А может пнуть камень под вашей ногой.

 

Я в общем давно за тем гномом смотрю.

Его я по-своему даже люблю.

Но знаете что вам скажу я сейчас?

Не место дедкам таким возле нас.

 

Они возле нас не верят в былины,

Они пьют ром, спят возле рябины,

Они разучились рассказывать сказки.

И больше всего бояться огласки.

Что кто-то расскажет вот так, как сейчас,

Что гномы, друзья, живут среди нас.

 

***

Я никогда не стану парижанкой.

Не потому, что не умею лгать,

Пускай я не любуюсь Сеной,

Но я нашла и здесь кровать.

 

Я никогда не стану парижанкой.

Мне чужды их обычаи и нравы.

Я навсегда останусь иностранкой,

Вы в чем-то,консул,снова правы.

 

Я никогда не стану парижанкой.

Мне Эрмитаж милее Лувра многократно.

Я в сотый раз смотрю туда, обратно,

И чувствую лишь запах лета.

 

Я никогда не стану парижанкой.

Я лучше напьюсь со своею Москвой,

Чем в паре с беспечным Парижем

Рискну умирать с охладевшею душой.

Comments

Leave a Reply





  • Фотографии съедобного